23:04 

Улететь за Закат: Мемуары Одной Беспутной Ночной Фурии(Глава 3)

Nigihayami Kohaku Nushi
god of the swift amber river
Кхм... ну вот пока что есть. =) кхм...

Автор:Fjord Mustang
Переводчик: KaeTai, Nigihayami Kohaku Nushi
Рейтинг: Т
Пейринг: Hiccup&Toothless
Жанр:Fantasy/Friendship
Отказ:HTTYD, characters, names, and all related indicia are trademarks of blablabla. ничего не имею с этого, ничего мне не принадлежит. =)
Аннотация: Как Приручить Дракона в стиле романов Роберта Хайнлайна. Не АУ.
Опытный крылатый воин сбит во время шпионской миссии. Будучи загнанным в ловушку и лишенным способности летать, его единственная надежда на выживание и успех - это попытаться достичь взаимопонимания с чужаком, который сбил его с неба. Могут ли они стать союзниками?
Комментарии: Убедительная просьба НЕ размещать данный текст на других Интернет-ресурсах без уведомления переводчиков.
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6038952/1/To_Soar_into_the...
Разрешение на перевод:получено
Статус:Закончен



Глава 3: Между Континентами

Дисклеймер: Я не хозяин Беззубику, но некоторые персонажи здесь – мои. Хотя они этого никогда не признают. Ну, по крайней мере, не при мне точно.
Если только я не дам им взятку шоколадкой.
Цитаты в начале главы взяты из Роберта Хайнлайна.


«Как я могу заронить в ваши головы что-нибудь новое, если сначала не разрушу ваши иллюзии?»

Я до сих пор поражаюсь, когда понимаю, насколько далеко я путешествовал. В то время я был так полон новых впечатлений, что не до конца осознал, насколько долгим было мое путешествие. Мой отец знал, что путь к нашему Маяку займет много времени, почти год. Отчасти это путешествие поможет мне обрести силу и находчивость, столь необходимые в моей будущей работе. Были времена, во время этого путешествия, когда я устраивался в какой-нибудь пещере, и записывал впечатления и воспоминания в кристалл памяти. Вот только было немного грустно, что я путешествовал в одиночку. Было бы приятно разделить эти воспоминания и новый опыт с кем-нибудь.

Сначала приходилось передвигаться медленно, поскольку я все еще был мелким недорослем, неприспособленным к дальним перелетам. Я путешествовал по ночам, на закатах и рассветах ловя рыбу. Днем же я или прятался в пещерах, или устраивался на ветках. Координаторская Сеть облегчала мне задачу, причем существенно. Каждый вечер я посылал запрос. Координатор этого сектора отвечал на приветствие и посылал мне мыслеобраз местности для ориентира. Также меня просвещали о реках и ручьях, подходящих для рыбной ловли, и потенциальных угрозах. И мне сообщалось местонахождение следующего Маяка. Я никогда не встречал координаторов вживую, но иногда мы немного болтали, обмениваясь шутками и историями.

Так прошло несколько месяцев. Я покинул горы, где родился, и пересек зеленые долины у их подножия, где бродили пятнистые олени и дикие овцы. Мне тогда пришлось несколько дней отдыхать, поскольку мои легкие еще не привыкли к низкому давлению. Потом я направился на запад, скользя в теплых потоках воздуха, наблюдая, как горы перетекали в пустыню. Здесь горная порода смешивалась с песком, оставляя мало места колючим кустарникам. Также здесь были и колодцы – но в ограниченном количестве. К счастью, в этом районе было достаточно Маяков моего Племени, которые указывали мне наилучший путь.

Огнетворцы в этой местности отличались от тех, которых я видел на Памире: меднокожие люди с темными, миндалевидными глазами. Они носили сложно украшенную одежду и странные плоские шляпы на головах (в отличие от Огнетворцев острова Олух, у них не было рогов). Они были конными кочевниками, путешествовали вместе со стадами овец и спали в круглых шатрах со сложными узорами. Некоторые из них использовали в качестве ездовых животных странных созданий, которых я не видел раньше: уродливые существа с длинной шеей и большим горбом. Я даже видел некоторых пустынных представителей Народа – существ с шипами, сумками для запасания воды, и некоторые из них даже выдыхали песок вместо пламени.

Моя шкура становилась темнее день ото дня, но все еще была достаточно светлой, чтобы сливаться с песком и небольшими скалами.

Следующее, что я увидел, заставило мою челюсть упасть, и я даже сплюнул огнем от удивления: обширная водная гладь, простирающаяся до горизонта. Она пахла солью и минералами. Я пролетал над ней целый день, удовлетворяя свое любопытство, прежде чем плюхнуться в воду, чтобы искупаться. В конце концов меня выгнал из воды огромный представитель Народа, который, казалось, состоял сплошь из зубов и рта. К счастью, я успел убраться до того, как его оглушающий плевок сбил меня на землю.

Я скользил вдоль водной поверхности, следуя советам координатора этого сектора. Эта вода называлась морем; хотя один из координаторов сказал мне, что это, по сути, огромное, очень огромное соленое озеро. Огнетворцы жили на побережье, так что мне следовало быть осторожным. Меня поразило, как они использовали большие деревья для того, чтобы плавать по воде, и как они использовали сплетенные лозы, сбрасывая их в воду, чтобы ловить рыбу. Я предпочитал старый добрый метод выхватывания рыбы из воды зубами.

Потом снова был материк, и теперь я пересекал новые горы, более богатые растительностью и с меньшим количеством снежных пиков, но все равно так же прекрасны, как и мой Памир. Я начал замечать новые строения, которых раньше не видел: восьмиугольные здания с круглыми крышами и символом деревянного шеста, пересеченного еще двумя. Огнетворцы этой земли любили музыку, и я часто слышал скорбные звуки, похожие на голубиный зов, раздающиеся над горными хребтами. Поскольку я путешествовал по ночам, я так и не увидел, как они издают эти звуки, но мне они нравились.

Я продвинулся дальше на северо-запад, и горы перетекли в Великую Степь, самую опасную часть моего путешествия. Это единственное место, где Народ не может жить. Здесь очень мало пещер и несколько оврагов. Поэтому здесь не было Маяков. Нет, я конечно мог направиться дальше на юг, через южные горные отроги той гряды, которую я пересек, потом пересечь вулканическое плато, где были бы Маяки и координаторы, чтобы направлять меня. Но это бы только добавило времени моему путешествию. А я не хотел, чтобы оно было СЛИШКОМ долгим!

Сначала все вроде шло хорошо. По пути мне встречалось достаточно утесов, пещер и предгорий, чтобы я мог оставаться незамеченным, несмотря даже на то, что ландшафт становился все более плоским и травянистым. Мне казалось, что все не так уж и плохо, и когда на рассвете я случайно пролетел над конным Огнетворцем, уверенность переполняла меня.

Я услышал как фыркнула лошадь, и Огнетворец открыл рот, издав что-то вроде «Ваааууу!» Хотя я ожидал что-то более похожее на «АААРРРРГГХХ!!!»

Я тут же распахнул крылья, стремясь оторваться от них. Если они не испугались меня – это могло стать большой проблемой.

Кто-то вскрикнул, а потом я услышал глухой перестук копыт. Лошадь и ее Огнетворец догоняли меня, скача быстрее, чем я мог себе представить. Они обогнали меня, устремляясь дальше. Кто-то – скорее всего молодой Огнетворец – издал что-то вроде «Йууухууу!!»

О, так ты хочешь гонку, не так ли?

Ну все, это означало войну. Никто не мог перегнать любого из Племени Небесного Пламени. Я рассмеялся, распахнул крылья во всю ширь и ринулся за ними.

Следующие несколько минут были просто потрясающими! Я не мог поверить, что конь может держаться наравне с летящим драконом, тем более драконом из Племени Небесного Пламени, да еще и с наездником на спине! Но этот смог, а наездник практически распластался в седле, чтобы уменьшить сопротивление ветра. Сейчас-то я оставил бы их позади в считанные секунды, но тогда я был все еще юн и немного неуклюж, да и устал после ночного перелета (это вообще хорошая отговорка).

Ветер завывал вокруг меня и приятно ласкал крылья. Мои элероны прекрасно поддерживали баланс, земля подо мной сливалась от скорости в единую массу. Я радовался звукам перестука копыт по песчаной почве. Хотя мне было немного жалко коня, которого заставили соревноваться со мной. Мне бы не понравилось, если бы меня оседлал Огнетворец, распластавшись на моей спине, и понукал бы меня лететь все быстрее и быстрее.
В конце концов, география была на моей стороне. Я взмыл над оврагом, ведущим к мутному ручью, и лошадь была вынуждена резко затормозить, упершись копытами в землю. Я услышал громкий вскрик, и мерзкий плеск воды.

Я рассмеялся про себя. Крылья выигрывают при любом раскладе.

Полчаса спустя я уже не смеялся. Когда встало солнце, я приземлился на смехотворно маленькую скалу и увидел Великую Степь в первый раз. Я уронил челюсть и зарычал. Это на самом деле был океан травы, плоская золотая равнина, простирающаяся до горизонта! Здесь не было ни гор, ни каньонов, спрятаться было просто негде! Как, во имя ледяного ада, я должен был пересечь это?

Координаторов здесь не было, конечно же. Я устало вздохнул и взмыл в воздух, чтобы разведать местность. Меня это угнетало. Никаких примет для ориентира. Скоро, устав и мечтая о дневном сне, я поискал свою скалу – но ее нигде не было видно. Видимо я успел отлететь от нее достаточно далеко и потерял ее из виду. Становилось очень жарко, воздух плавился и дрожал, отчего все выглядело абсолютно одинаково, и, видимо, поэтому я потерял скалу из виду. И что мне было делать? Где спать? Как найти еду? А еще надо было торопиться, поскольку я начинал выдыхаться. Вскоре мне пришлось бы просто упасть на землю – а кто знает что там, в этой траве?

::Открой свой разум, будь добр:: сказал мне глубокий мысленный голос с сильным акцентом.

Это была не моя мысль, а традиционное приветствие, которое мы посылаем друг другу, если хотим начать обмен мыслеобразами.

::Ты следуешь в неверном направлении.:: Голос был определенно женским.

Я угрожающе зарычал. Откуда мне знать, можно ли доверять этому голосу?

::Легко. Мы сейчас под тобой. Я указала тебе свое местонахождение. Ты можешь подстрелить нас, как только захочешь. Справедливо, не так ли?::

Я мог различить, как шевелится длинная трава от взмахов моих крыльев. Что-то двигалось в ней. Что-то достаточно большое, хотя трава и скрывала это.

::Следуй за нами. Здесь есть подходящее место, недалеко отсюда. Ты сможешь там отдохнуть::

Я накренился, спустился пониже и последовал за шевелящейся травой, готовый плюнуть плазменным сгустком, если потребуется.

Мерцающий мираж продолжал колыхаться, все вокруг выглядело для меня одинаковым и бесконечным, как вдруг среди травы показались достаточно небольшие скалистые камни. И, благослови душу Небесной Леди, небольшой пруд. Я моргнул, и мираж снова закрыл все вокруг.

::Так забавно путешествовать по Степи! Эти миражи не спасают.:: мой проводник сказал, когда я приземлился с облегченным восклицанием на эту небольшую скалу. Я лизнул камень от радости.

Спасибо вам, небесные боги!

Трава заколыхалась, и мой проводник показался передо мной. Это были очень грязные лошадь и ее всадник.

::Приветствую!:: произнесла лошадь, дернув своими грязными ушами.

Ууупс. Хе-хе-хе… В рот мне лапы. Я отвернулся и притворился, что я тут абсолютно не имею никакого отношения к тому, что этот всадник с лошадью свалились в ручей, соревнуясь со мной. Молчание – золото.

Что странно – они на удивление спокойно отнеслись к произошедшему. Они даже позволили мне выловить немного рыбы из пруда (не лучшая рыба, что я ел, но утолить голод хватит) прежде чем смыли с себя грязь. Когда они закончили, то отодвинулись на достаточное расстояние, чтобы я мог снова забраться на свою скалу. Странно что они поняли, что мне некомфортно находиться слишком близко от них. Или, что более вероятно, им было некомфортно находиться близко от меня. Плазменный плевок – хороший довод, чтобы убедить, что я не особо люблю толпу.

События прошедшего дня навалились на меня, и я приготовился ко сну, но все еще оставался настороже, в случае если потребуется атаковать парочку. Но, наверное, я слишком сильно устал за прошедшее время, поскольку проснулся уже вечером. Я зевнул, мысленно содрогаясь от мысли о предстоящем путешествии в неизвестность, без направляющих советов координаторов.

Огнетворец тем временем уже подсуетился и создал небольшой огонь, готовя на нем какую-то добычу. Мой Народ так и не понял, как эти создания могут это делать, но Огнетворцы единственные, кто может создавать огонь – помимо нас, конечно же.

Огнетворец и его лошадь были достаточно далеко от меня, и я не мог достаточно четко рассмотреть Огнетворца – ну, не до мелких деталей. Он выглядел высоким и очень худым, с длинными светлыми волосами, торчащими из-под дурацкой острой шапки. У него также были волосы на лице, что отмечало его как самца своего вида. Кроме того, это создание… эм, он носил одежду из овечьей шерсти: длинная рубашка до колен, свободные штаны для верховой езды и кожаные сапоги, отороченные мехом. Длинный коричневый плащ был сложен и лежал около седельных сумок. Огнетворец свистом подозвал свою лошадь, которая подошла и ткнулась ему в плечо. Я с удивлением наблюдал, как Огнетворец использовал свои передние лапы, чтобы снять часть лошадиной шкуры и положить ее неподалеку от огня. Потом я понял, что это была не кожа, а какой-то плоский плетенный кожаный коврик с длинными ремнями, торчащими из него. Под ним было шерстяное одеяло. Последним, что снял Огнетворец с лошади, было что-то, одетое на ее шею и плечи. Освобожденная, лошадь отошла и стала кататься по траве.

Я прищурил глаза, почувствовав прилив раздражения и отвращения. Идиотка. Почему ты не убежишь? Тебя ничто не останавливает. Ах да, лошади не настолько умны, я же забыл. Вообще, считается, что у кошки больше мозгов, чем у лошади… хех.

Я закрыл глаза и попытался снова заснуть. Я на самом деле слишком устал, чтобы куда-то снова лететь. Возможно, я отдохну здесь денек-другой…

Я услышал шелест травы и приоткрыл глаза. Лошадь подходила к скале, приближаясь ко мне. Она остановилась, достаточно далеко, так что я не смог рассмотреть ее подробно.

Я зарычал на лошадь, послав ей мыслеобраз дохлой лошади, запекающейся на открытом огне и с яблоком в зубах.

Лошадь послала мне в ответ мыслеобраз дохлого дракона, запекающегося на открытом огне с рыбой в зубах. Она даже смогла передать в деталях цвет моей оловянно-пегой шкуры. Потом она хихикнула, показывая, что это всего лишь подколка.

::Эй. Дракон. Пока ты держишь эту дистанцию от нашего огня, ты вполне можешь остаться здесь на ночь. Ты не плюешься огнем – мы не шпигуем тебя стрелами. Пойдет? И все в выигрыше.::

Я дернул ухом. ::Я признателен за помощь. И, если захочешь, я могу помочь тебе освободиться, чтобы тебе не пришлось и дальше быть в рабстве у этого Огнетворца.::

Лошадь уставилась на меня с удивлением, а потом начала кататься по траве, захлебываясь от смеха. ::Ооо, спасибо тебе, дракон! Очень мило с твоей стороны, но это мой Наездник! Мы команда!::

Я был абсолютно уверен, что заглавная «Н» прозвучало четко и ясно.

Я фыркнул от отвращения так сильно, что чихнул. :: Ты добровольно позволяешь сидеть кому-то на своей спине и командовать собой, вместо того, чтобы бегать свободной?:: Я был поражен ее глупостью.

Она встала и отряхнула налипшие на шкуру травинки. ::Это зависит от того, как определять свободу, разве нет? Мы, лошади, не равны между собой. У нас есть своя иерархия, кто-то всегда командует кем-то – и так сверху донизу. В стаде ты постоянно борешься за свое место. Мы находим еду и воду, а потом дракой решаем, кто ест первым, а кто подъедает остатки. Как мило – я окружена соплеменниками, и в то же время так одинока! С Наездником у меня есть кто-то, кто действительно является другом и партнером. Разве это плохо?::

::Большинство лошадей, которых я видел, были бы счастливы бегать свободными всю жизнь.:: Я закатил глаза и вздохнул, имитируя свою младшую сестру, Предназначение, которая могла наблюдать за стадами диких пони целую вечность.

:: Я не большинство. Я – Туркменка, из племени лошадей, первыми принявших Огнетворцев, как Наездников, тысячи лет назад. Народ моего наездника - Сарматские кочевники. Выжить в этих степях непросто, так что лучше дружить с Огнетворцами, нежели быть их врагами. Вообще-то, мы больше чем лошадь и наездник. Мы – Драконы.::

Я уставился на нее так, будто она внезапно отрастила себе третий глаз. ::Ааа…ээээ… знаешь, иногда стоит в жаркие дни пить побольше воды. Это спасает от бреда и галлюцинаций.::

::Нет, мы действительно Драконы. Вся наша воинская часть – Дракон! Мы как раз направлялись, чтобы присоединиться к ней.::

Я решил оставить ей ее иллюзии. Если ей нравится, то пускай, она и ее бесценный НАЕЗДНИК – драконы. Я только надеялся, что она не попробует влететь или начать выдыхать пламя. Она будет немного разочарована, и, что вероятно, немного мертва.

Днем я решил рассмотреть ее поподробнее. Она действительно странно выглядела – для лошади. Мое первое впечатление о ней было как об очень вытянутой лошади: длинная, гибкая шея, длинные ноги, очень длинная спина и плоские бока. Она также была очень худая, но мускулы, перекатывающиеся под кожей, говорили о силе. Ее шея почти вертикально поднималась из плеч – что было, опять-таки, странно для обычной лошади. Но ее голова, с тонкими чертами морды, большими глазами и немного вытянутыми ушами была, вообще-то, довольно красивой – для лошади. У нее была редкая, от природы короткая грива с неровной, лохматой челкой. Хвост же, напоминающий веревку, был больше похож даже на мой – чем на обычный пушистый лошадиный. Шкура, казалось, горела от внутреннего пламени – рыже-золотая с подпалинами, с черно-красной гривой, хвостом, ушами и ногами. У нее даже были полоски вроде тигриных, на ногах, на крупе и по плечам – похожие на мои. Надо сказать, она была похожа на дракона, превращенного в лошадь – если бы такое вообще было возможно. На ней больше не было упряжи, кроме двух цветных лент на шее. Что-то типа амулета Огнетворцев, я думаю.

Я вежливо спросил: :: Ну, я бы не хотел жить рабом у Огнетворца. Я все еще не понимаю, как ты с этим смирилась.::

::Думаю, сначала тебе стоит обзавестись Наездником, а потом уже судить, Веснушка.::

Я фыркнул снова. Веснушка? ::Мечтай, Лошадиная задница.::

Она фыркнула в ответ, передразнивая меня, подмигнула, и направилась обратно к своему наезднику. Ой, простииите, Наее-е-езднику.

Я проспал, и проснулся только на рассвете. Встряхнувшись и позавтракав рыбой из озера, я задумался, как мне пересечь этот вонючий пустырь.
Далеко позади себя я услышал звон сбруи и топот копыт. Кто-то свистнул – Огнетворец. Лошадь встряхнула головой, готовая к дневному путешествию, в то время как ее Наездник вскочил на свой плетеный коврик одним слитным движением.

Я оглянулся и зло рыкнул.

::Мы тоже тебя любим, Веснушка. Слушай. Путешествовать днем будет легче для тебя, понимаешь? Если ты направишься с нами, мы поможем тебе остаться в безопасности. Лети вперед и если заметишь возможную опасность – дай знать. Тогда мы сможем провести тебя дальше, к следующему привалу. По-моему, хороший план, разве нет? Просто держи дистанцию и постарайся нас не съесть.::

Я сдержал смех, расслабившись от облегчения. ::Без проблем. Вы оба слишком тощие, вами не наешься.::

В конце концов, их методика использования меня как разведчика и сопровождение от привала к привалу помогла мне пересечь Степь. Также мы отлично притворялись, что презираем друг друга, и держим дистанцию. Обычный наблюдатель решил бы, что мы смертельные враги, пытающиеся друг за другом шпионить.

Туркменка сначала передавала мне образ того места, до которого они планировали добраться. Я летел впереди, осматривая землю в поисках возможной угрозы, пока она поддерживала разговор со мной, чтобы мой разум не был затуманен миражами степи, обманывающими сенсоры. Погода была хорошей, и теплые потоки держали меня в воздухе без необходимости хлопать крыльями, так что я мог расслабиться, дожидаясь, пока мои более медленные спутники догонят меня. А потом мы повторяли все это снова.

Ночью мы спали отдельно. Лошадь и я обычно перебрасывались парой-другой дружелюбных подколок в процессе подготовки ко сну. От лошади я узнал, что ее предки были родом с пустынного плато, заросшего кустарником – прямо у подножия моих гор, где я родился. Они привыкли жить рядом со своими всадниками, и могли образовывать очень прочную связь с одним человеком, которого называли своим Наездником. Только его они терпели на своей спине. Высокий светловолосый Наездник с орлиными чертами лица ездил на лошадях еще до того как научился ходить. Образ жизни его народа отличался от того, который был сотни лет назад. Я узнал, что он на самом деле был членом военного отряда конных лучников, под названием Дракон (хорошее название, ага). Он был в отпуске, помогая привести полудикие стада лошадей с гор перед началом лета. Жеребята и кобылы, которые в будущем должны будут стать боевыми лошадьми, как моя знакомая, будут четко и нежно выдрессированы доверять Огнетворцам. Некоторые смогут образовать связь с женщиной или мужчиной из Огнетворцев. Остальные будут отпущены обратно на волю.

Я мог оценить счастье моих новых знакомых, но большинство рассказов все же казались несколько преувеличенными. Я любил подкалывать этим лошадь.

::Как ощущается этот коврик на твоей спине сегодня, Лошадиная Морда?:: я говорил ей, ::Уже душит тебя, м?::

::Не-а, все еще дышу. Кстати, можешь попробовать, я не жадная. Поверь мне, если учитывать те расстояния, которые мы пересекаем каждый день, я лучше предпочту седло, чем боль в спине. Хвостовые кости Огнетворца и мой позвоночник все же несколько не сочетаются. Кстати, о зубоскал, ты заметил, что у меня во рту ничего нет?::

Я, разумеется, не заметил. Я даже снизился, чтобы посмотреть – хотя все равно сохранял дистанцию. Я видел всадников среди Огнетворцев и раньше, и они всегда любили использовать стальные удила, засунутые в рот лошади, чтобы управлять животным. Моя лошадиная подружка ничего не носила на голове. Она была затянута только в это свое плоское седло с шерстяным сиденьем. Седло было прикреплено к ней ремнем, пропущенным под животом. Также был еще и нагрудный ремень, придерживающий седло, видимо, чтобы оно не съехало назад. И эта странная конструкция вокруг ее шеи, закрепленная на седле. Там были держатель для лап Огнетворца, и несколько петель, где он прикрепил одеяло и небольшой тент. Сам Наездник носил ремни, закрепленные крест-накрест на его груди. Что-то было прикреплено к ним сзади, плоская штука со странными палочками и смешно загнутая деревяшка.

::Ну, и как он управляет тобой, Лошадиная Задница? И как он вообще на тебе держится?:: Я спросил у лошади.

:: Он не управляет мной, безмозглый. Он просит меня идти в определенном направлении. Это все в ногах. Он направляет меня своими ногами, и ими же он держится в седле. Ну, и еще седло имеет приподнятые края, которые тоже помогают ему оставаться на месте. Ноги и разум. Это и есть секрет.::

Она нагнула голову, чтобы слегка ущипнуть левую ногу своего Наездника. Тот рассмеялся и потрепал ее по шее. Я закатил глаза и устремился вперед, разведать местность. Слишком много сумасшествия для одного меня, определенно.

К сумеркам я приземлился на нагромождение заросших травой камней. Они немного возвышались над океаном травы, напоминая небольшой горный пик. Я почуял что-то неладное и послал предупреждение Туркменке.

В тот же момент что-то выпрыгнуло из травы и схватило меня за правую ляжку. Я вскрикнул от удивления и прянул в воздух, но тяжелые челюсти утянули меня снова вниз. Сейчас-то я бы смог стряхнуть этого зверя с мощной челюстью, но тогда мои ноги были все еще не настолько сильными, чтобы с ходу взмыть в небо. Еще один зверь зарычал внизу, скрытый в траве.

Когда я встретился глазами с этим существом, которое схватило меня, я почувствовал поистине магнетический зов, давящий на мои сенсоры. Мне было сказано не шевелится. Я не хотел шевелиться. Я хотел остаться здесь и позволить этим существам схватить меня. Я дернулся, пытаясь сопротивляться.

:: Мы идем! Не двигайся! Я тебя вижу!::

Что-то маленькое со свистом промелькнуло в воздухе и вонзилось в существо, держащее меня. От испуга оно разжало хватку, и я взлетел в воздух, чувствуя, что моя правая нога немеет. Еще один маленький объект просвистел в воздухе и ударил существо в плечо. Зверь вскинул голову, увидев Туркменку с Наездником, галопом приближающихся сквозь траву. Наездник держал в руках ту странную деревяшку, и целился оперенной палочкой в зверя.

Еще одно существо выскочило из травы, преследуя моих сумасшедших спутников. Лошадь оскалилась и бросилась на существо, целясь ему в шею своими острыми передними зубами. Наездник выстрелил еще одной палочкой в первое существо, почти полностью развернувшись в седле, позволяя лошади атаковать ближайшего к ней противника. Первое существо, то самое, которое напало на меня, свалилось на бок, конвульсивно подергиваясь.

Второй зверь замахнулся когтями на лошадь. Та развернулась на месте, и пнула его задними ногами, подкованными железом. Удар был такой силы, что Существо отбросило на спину. После этого они ринулись прочь, уводя от меня зверя. Тот бросился за ними.

::Быстрее, Веснушка! Мы отвлекаем его внимание! Сможешь атаковать его сзади?::

Я бы с радостью плюнул бы огнем, но только не в эту траву, столь легко воспламеняющуюся. Я спикировал на зверя, сбив его с ног. Потом снова взмыл вверх, пока существо вновь поднималось на лапы. После того как оно поняло, что против него сражаются целых три агрессивных противника, то повернулось и исчезло в траве.

Я снова плюхнулся на нагромождение камней, ощущая, как онемение распространяется все дальше, захватывая уже бедро целиком. Внизу лошадь фыркнула и потыкала копытом мертвое существо, пока ее Наездник спустился на землю, чтобы собрать свои оперенные палочки. Существо было странным, я такое раньше никогда не видел – похожее на крылатого волка, но с гадючьей головой и клыками. Оно было грязно-серого цвета с красным подбрюшьем и бородавками. И с удивительно тяжелой челюстью для такого небольшого существа, да еще и с головой гадюки. Самыми странными были мясистые уплотнения на морде, расположенные слева от каждого глаза, по обеим сторонам головы.

Что это были за твари?

Из мысленного диалога с лошадью я узнал, что это были одни из многих странных существ, которые появлялись в степных землях. Поскольку здесь мой Народ не являлся верхушкой пищевой цепочки, много странных существ бродило в высокой траве, странных зловещих существ, не имеющих культуры моего Народа.

Потом лошадь фыркнула. ::Ты в порядке? Эти твари опасны.::

::Вы только что спасли мне жизнь!:: Я был поражен и шокирован.

::Смешно. Я только что собиралась сказать то же самое. Но, в конце концов, мы же не соревнуемся. Ты хороший напарник, дракон!::

Я тоже не ожидал, что оба – и лошадь и ее всадник будут столь хорошими напарниками. Это, в принципе, и есть то, что представляет собой Сарматский Дракон – лошадь и лучник как единое целое, выпускающее стрелы вместо пламени.

Я пошевелил ногой, онемение начало спадать.

::Это молодые твари этого вида, так что их яд действует не в полную силу. Онемение должно скоро пройти. Если бы тебя укусила взрослая особь, или же попала по тебе своими хвостовыми шипами…:: Туркменка передернулась так сильно, что ее седло скрипнуло.

Несколькими ночами позже моя приятельница дала мне знать, что мы скоро достигнем края Степи, где и разделимся. Я присел на очередной большой валун и принял Позу Умудренного и Закаленного Воина Племени Небесного Пламени, подогнув под себя ноги и обернув вокруг них хвост, холодно и неприступно наблюдая за происходящим вокруг.

Тем не менее, я все еще был заинтригован происходящим, пока Наездник снимал седло со своей лошади. Он провел рукой по ее боку, проверяя, нет ли царапин или порезов. Она сдернула шляпу с его головы и отбежала, тряся ей, как большая собака. Наездник погонялся за лошадью некоторое время, после чего предпочел сделать вид, что ему все равно. Она сама подошла к нему, уронила шляпу ему в руки и заржала. Он поднял переднюю лапу, и она потерлась об нее носом. Потом он начал почесывать ее под челюстью, пока она не прикрыла глаза от блаженства. В конце концов, он все же присел, чтобы разжечь огонь на ночь. Она положила голову ему на плечо, потершись об него носом. Они оставались в этой позе на некоторое время, наблюдая за звездами. Я не мог до конца понять их связь. Там не было романтической подоплеки (фуууу!), это было больше похоже на глубокое понимание друг друга, что они партнеры, разделяющие большое путешествие. Я слегка удивился, когда понял, что завидую их дружбе.

::Вот дерьмооо…:: Я фыркнул и сплюнул небольшим огоньком.

И кажется, лошадь тихо рассмеялась надо мной.

Мы расстались на следующий день. Мы не разводили сантиментов, но я сохранил о них хорошие воспоминания - как Туркменка встала на дыбы, хвастаясь своим седлом, в котором Наездник мог развернуться, чтобы стрельнуть через плечо или лечь пластом, уклоняясь от стрелы. Наездник откинулся в седле и вскинул кулак в воздух. Лошадь приземлилась на все четыре копыта, развернулась и поскакала в противоположную от меня сторону.

Тогда, кажется, я перелетел из Азии в Европу, где мой Народ не уважали, а боялись.

После этого момента путешествие было быстрым. Координаторы снова были на местах, так что я смог пролетать через высокие горы и густые леса. Там было много мест, чтобы спрятаться, и много ручьев, где можно было поймать рыбу. Я избегал городов, придерживаясь дикой природы, где Огнетворцы не селились.

Во время своего путешествия я заметил гигантские плавающие деревья – сейчас-то я понял, что это корабли – украшенные драконьими головами. Те, кто правили ими, звались Норманнами – как сказали мне координаторы. Часть Норманнов была известна как Жители Заливов, потому что они прятали свои корабли в заливах, прежде чем атаковать. На своем языке они назывались «Викинги».

Они плавали и на Восток, по направлению к Степи, собирая сокровища и угоняя мирное население в рабство. Надо сказать, мне они не очень понравились своим грубым и жестоким отношением к другим. Но, вообще-то, было два типа Норманнов: те, кто жили набегами – Викинги, и те, кто осваивали новые земли как фермеры или торговцы – Поселенцы. Большинство Европейцев называли их всех Викингами, но это не совсем правильно. Если бы не набеги моего Народа, Огнетворцы острова Берк были бы Поселенцами.

Также я начал замечать гораздо больше изображений моего Народа, запечатленных в культуре Огнетворцев в этом регионе. И не в положительном ключе. Если на Памире мы были мистическими созданиями, в Степи – помощниками и партнерами воинов, то здесь, в лесах и горах Европы мы были Воплощением Мирового Зла. Я часто замечал изображение вооруженного Огнетворца на коне, атакующего Самовоспламеняющегося или кого-то из Племени Лавы, с намерением убить противника.

Несколько раз я чуть не был замечен некоторыми из этих дракононенавистинков. Один раз я еле смог выжить, притворившись статуей горгульи на одном из каменных зданий в небольшой деревне.

В северных лесах страны, которую Огнетворцы, по словам координаторов, называли Землей Франков, я остановился в лесу, чтобы попить воды. Когда я наклонился над потоком, я от неожиданности отпрыгнул от ручья: из воды на меня глядел сильный воин Племени Небесного Пламени. Я смотрел на свое отражение. Хлипкий малец цвета олова, который начал это длинное путешествие, исчез. Теперь я смотрел прямо в зеленые глаза небольшого, но крепко сложенного воина Племени Небесного Пламени. Долгие мили, которые я пролетел, укрепили мои плечи и задние лапы – они стали очень сильными, что делало мои полеты молниеносно быстрыми. Да и цвет моей шкуры теперь был очень темным, почти черным. Мой Народ обычно темнеет до темно-синего, как небо ночью, но тигриные полосы, которые охватывали мои ноги и верхнюю часть тела, придавали мне почти черный оттенок. Я увидел эти полосы, когда раскрыл свои теперь уже большие и мощные крылья. Также я заметил, что сохранил свои веснушки – они усыпали мои ноги, шею, и, черт возьми – лицо тоже. Мнда, некоторые вещи не меняются.

К тому времени один из голосов координаторов, которые направляли меня, принадлежал моему отцу. Спустя несколько дней мы должны были, наконец, встретится, и ему не терпелось увидеть меня в первый раз с тех пор, как я был котенком. Будем ли мы хорошими напарниками?

Последние несколько дней я летел над участком моря, который привел меня к большому острову, окруженному множеством небольших групп островов, с большим скоплением их на севере. Здесь я встретил особенно много упоминаний о моем Народе, и везде мы были изображены жестокими и опасными существами. Мы ели молодых женщин, крали детей и овец, поджигали дома мирных людей. Все тот же Огнетворец на белом коне был изображен здесь достаточно часто.

Фуф. Я летел дальше, на северо-запад, через холмы, все дальше через страну низких гор и глубоких озер, а потом и над береговой линией устий рек. Я оставил позади этот огромный материк, и направился в регион больших архипелагов, в Северную Атлантику. Это был сектор, который должен был стать моим новым домом. Климат здесь походил на тот, в котором я вырос, а острова были в основном верхушками огромных гор, поднимающихся со дна Атлантического океана. Некоторые из них были зелеными, даже несмотря на то, что деревьев там было не так уж и много. Я попытался запомнить названия этих многочисленных островов, которые дали им здешние Огнетворцы – которые мне сообщал мой отец: Тюленьи Острова, Остров Рукояти, Ледяная Земля, Земля Людей Запада, Овечьи Острова и место, куда я направлялся: Острова на Краю Земли. Это самая далекая от Европы точка, и эта островная цепь будет моим новым домом. Только в этом архипелаге было больше пятисот островов, так что я знал, что без работы не останусь.

Это место было по-своему опасно, отец предупредил меня, и именно поэтому Острова на Краю Земли имели собственного координатора. Туманы были здесь частыми гостями, ухудшая обзор, так что мы, координаторы, были просто необходимы для того, чтобы помочь нашему Народу избежать столкновений со скалами или горами – а также чтобы не залететь слишком далеко в море, где одна надежда была бы на координаторов Гренландии. Зимы здесь были довольно суровы, с метелями и буранами, что делало наличие координатора еще более необходимым.

Плюс, была и еще одна причина быть здесь, как сказал мне отец в наш последний обмен мыслеобразами. Это касалось того, почему некоторые из Народа здесь, в Северной Атлантике, совершали грабежи и планировали нападения на Огнетворцев. Пока они сконцентрировались на Островах на Краю Земли, но и здесь было достаточно островов. Что было печально – некоторые из этих островов были заброшенными – Народ прогнал Огнетворцев прочь своими нападениями. Но на редких островах некоторые из Северных и Кельтских поселений все еще давали им отпор.

Мой отец так хотел встретиться со мной. Я гадал, каким же он будет, когда я его встречу.

::Ну, я думаю, ты скоро узнаешь сам. Следующий раз мы свяжемся уже при встрече. Удачи, сын. Попутных ветров и хорошего полета.::

::Тебе тоже, пап.::


В последний день моего путешествия я был уставшим, но счастливым, потому что я нашел пещеру, где жил мой отец, на каком-то безымянном острове. Он предупредил меня, что отправился на разведку, чтобы проследить за одним из грабежей Народа. Так что наша встреча ненадолго откладывалась.

Это, конечно было так. И это все еще было так, пока я мерил шагами аккуратную пещеру, расположенную высоко над пустынным каменным пляжем. И все еще было так, когда я поймал немного рыбы на ужин и поспал немного.

Я исследовал пещеру, ища какие-нибудь подсказки или знаки, указующие на то, куда он мог деться. Все что я мог найти – это отпечаток его лапы в грязном песке у выхода из пещеры. Солнце высушило песок.

Странное предчувствие охватило меня. Я коснулся лапой отпечатка на земле и был поражен, увидев, что моя лапа заполнила отпечаток целиком.

Я послал вопросительный мыслеобраз, надеясь, что он ответит. Ответ было совсем не тем, что я ожидал. Я получил мыслеобраз горячей лавы, огромной пещеры, и ощущение захлестывания чем-то гораздо более сильным, чем я, чему было невозможно сопротивляться, и которое затягивало меня вглубь…

Я почувствовал взрыв боли, а потом тишину.

Моя язвительность проснулась точно по расписанию.

::Понятно... Кажется, этим вечером ты немного заработался, так, пап? И сегодня домой ты не вернешься..::

Я не ожидал, что у меня перехватит дыхание, или что слезы подступят к глазам.

::..И вообще никогда не вернешься.::

К счастью, кто-то из координаторов в секторе Тюленьих островов услышал меня и мысленно успокоил, прежде чем я окончательно сорвался. Она позволила мне немного пореветь в ярости, прежде чем мысленной оплеухой вернула меня в чувства.

::Возьми себя в лапы, юнец! Твой отец не одобрил бы, увидев тебя таким!::

::П-простите?:: Я послал в ответ. Я опустил голову и прикусил левую лапу, дожидаясь, пока слезы уйдут. Потом я втянул зубы и печально вздохнул. ::Я проделал долгий путь, и мечтал с ним встретиться. Я не ожидал… э-этого.::

Печаль чувствовалась в ее мыслеобразе. ::Ооо, бедный ребенок. Отвратительное приветствие, особенно в конце долгого путешествия.:: Потом она слегка рыкнула на меня ::Но он был наверняка уверен, что ты выполнишь свою работу! Тебе следует это помнить. Ты должен выяснить, что с ним случилось.::

::Что мне делать?:: Я спросил ее, ощущая вес рухнувшей на меня ответственности, и, как ни странно, принимая его. ::Я знаю, что мне надо в-выяснить, что произошло. Но как мне это сделать, если я даже не знаю, как здесь работать?::

::Будет нелегко, но мы тебе поможем - как сможем, конечно.::

Остальные координаторы в Северной Атлантике помогали мне в новой работе, каждый отрывая немного времени, чтобы научить меня чему-то издалека. Мой собственный инстинкт проснулся, и я освоил свои обязанности гораздо быстрее, чем рассчитывал. Наконец, в пятнадцать лет я стал самым юным координатором за всю историю. И, когда я услышал об очередном набеге на Огнетворцев, то присоединился, заступая на место своего отца. Я думаю, никто и не заметил, что что-то поменялось в привычном Ночнаяфурияложись. Я суммировал собранные знания и посылал их своим коллегам. Внешне я был стремительно успешен. Внутренне я был подавлен, поскольку не смог спасти отца. Если бы я только смог прибыть раньше, не тратя столько времени на исследования. Тогда бы я смог с ним поговорить напрямую, и отговорить его от той разведки тогда, ночью… Меня не было там, где я должен был быть.

Это была тяжелая работа, и я становился все более и более замкнутым в себе, слишком замкнутым – даже для Племени Небесного Пламени. Во время островных набегов же я становился все более и более смел и безрассуден. Казалось, мне было просто необходимо получить дозу острых ощущений, чтобы почувствовать себя снова живым. Я мог притворяться галантным, учтивым и ядовитым на язык, но глубоко в душе я чувствовал, что потерял смысл жизни.

И вот, теперь я прикован к земле на дне каньона. Инвалид навечно. Я не смог приблизится к разгадке этих странных набегов ни на шаг. Я стал первым из нашего Народа, который был пойман. И меня поймал или самый опасный, или самый слабый из своей расы.

Хорошенький способ оставить свой след в истории.

--------------

Примечание автора: Кстати, Туркменские лошади, действительно существуют. Это древняя порода лошадей, используемая в Центральной Азии, высоко ценимая в кавалерии для лучников. Наездники этих лошадей использовали поводья, но чаще управляли ногами, освобождая руки для стрельбы из лука. Туркменские лошади часто были обучены сражаться наравне со своими наездниками. Современное название этих лошадей – Ахалтекинцы. Они необычно выглядят по сравнению с Западными лошадьми, и они действительно привязываются к одному седоку, предпочитая быть партнерами, а не слугами. Больше информации здесь – www.krasn-zoo.ru/t662-topic.


@темы: переводы, драконотворчество

URL
Комментарии
2011-05-10 в 15:08 

Это потрясающе! Мало рассказов смогли меня так заинтересовать.:woopie:

URL
2011-05-10 в 19:53 

Nigihayami Kohaku Nushi
god of the swift amber river
там 16 глав))) =)

URL
2011-05-11 в 03:52 

Rishkhaan
Вот ЭТО ДА! :D)))
Потрясающая глава! Особенно её конец... я такого не ожидал. Это чертовски интересно! (Я, когда пытался читать фанфик на английском, эту главу, к стыду своему, пропустил из-за того, что она была большой.) Надо бы обязательно на каких-нибудь драконьих форумах написать про этот фанфик и его перевод. :)
Перевод тоже супер, ощутимо стал ещё лучше!

Кстати, единственное, что я заметил в тексте, пока читал:
«Большинство Европейцев называли их всех Викингами, но это не совсем правильно. Если бы не набеги моего Народа, Огнетворцы острова Берк были бы Поселенцами.»
Берк - Олух.

Ну да ладно, спасибо огромное! :D

P.S. Надеюсь, что с институтами у вас проблем нету. :)

2011-05-11 в 23:14 

Rishkhaan
Кстати, один вопрос появился. Сейчас случайно наткнулся на оригинальный текст третьей главы на DA (в фавориты их добавлял).
Цитата:
«Я не ожидал, что у меня перехватит дыхание, или что слезы подступят к глазам.»
Оригинал:
«I was not expecting my breath to catch in my throat or dragon tears to gather in my eyes.»
Мне интересно, а почему прилагательное "драконьи" опущено, касательно слез? Хотя, в принципе, я и сам вижу, что без прилагательного "драконьи" текст лучше воспринимается и читается (прилагательное как бы лишнее, просто уже и без того понятно, что это слезы дракона - Ночной Фурии), но все же интересно, правильно ли я думаю насчёт адаптации русского перевода. :)

Ох, не люблю я всё же английский. :(

2011-05-12 в 03:05 

Nigihayami Kohaku Nushi
god of the swift amber river
Rishkhaan ооот да, Берк и Олух путаю. поправлю ,спасибо.

Ну, надо сказать, да, кое-что при первичном переводе я по тексту опускаю. потому что , как не крути, русский и английский - разные языки. И порой смысл один, а фразы достаточно разные.
Да, про драконьи слезы было опущено. Потому что у нас в русском есть тоаке определение... "крокодиловы слезы". =) Ну тут явно не оно, плюс драконьи... ну и что, по-моему, просто про слезы звучит понятнее. да и потом - чем драконьи отличаются от человечьих? "Крокодиловым" налетом точно не отличаются... если имелся в виду размер - то это тем более можно опустить, тут, по-моему, и так ясно... а если еще одно указание на, собственно, персону, которая испытывает это чувство... ну да в общем мысль я выразил)

Так что не волнуйся, я серьезно смысл не искажаю, максимум могу слово опустить, если по смыслу можно и лучше обойтись без него...

рад что глава понравилась. =)
Кстати на "в рот мне лапы" я долго ржал)
Там действительно так и написано в оригинале, а поскольку Девид Блейн достаточно широко известен по интернетам, и мимо меня тоже не прошел, стараниями друзей, то... я думаю, понятна моя реакция)))

URL
2011-05-19 в 13:37 

А кто такой Дэвид Блейн? Кстати дословно там говорилось. Открой рот и вставь лапу. Меня это выражение вообще озадачило в плане смысла.

URL
2011-05-31 в 23:20 

Nigihayami Kohaku Nushi
god of the swift amber river
Ну, мне показалось что уместнее будет именно "В рот мне лапы" - оно как-то более... соответствует. если "Открой рот и вставь лапу" оно как-то не совсем еще понятно, но "В рот мне лапы" это как раз по моему мнению...

Девид Блейн? ом... ну, в свое время по Интернетам долго гулял ролик про "Уличную магию" в общем-то не шибко интеллектуальный, про якобы "уличную магию", люди развлекались. ну собственно супер-пупер маг там - Девид Блейн. А собственно фраза "в рот мне ноги" это то, как перевели на русский одно из повторяющихся там ругательств. ну оттуда эта фраза, как и "не-не-не, Девид Блейн" "это особая уличная магия" и так далее расползлись по Интернету.

в общем вот: статья про "В рот мне ноги".

ну и конкретная цитата оттуда:

отрывок из статьи Луркмора

то есть там или можно было написать "Ну я и ляпнул" или чтото наподобие, но поскольку существует нечто похожее по смыслу...

URL
2011-06-24 в 20:52 

Med-ved
Пушист. Чешите.
вротмненогиВ рот мне лапы, шикарно! Спасибо большое =)

2011-06-26 в 09:22 

Nigihayami Kohaku Nushi
god of the swift amber river
Пожалуйста. :)

URL
2012-01-22 в 13:52 

f

URL
2012-01-23 в 00:24 

Nigihayami Kohaku Nushi
god of the swift amber river
Гость, ?

URL
2012-02-25 в 18:30 

интерестно, что значило "f" ?

URL
     

Nigihayami Kohaku Kawa

главная